Чьи уши торчат из проекта градостроительного кодекса?

Метки:

Проект Градостроительного кодекса

Обзор выступление президента Российской академии архитектуры и строительных наук Александра КУДРЯВЦЕВА в Департаменте строительства и жилищно-коммунального хозяйства Минпромэнерго России

В начале своего выступления А. Кудрявцев выразил сожаление, что проект Градостроительного кодекса, разрабатывавшийся более полугода в Фонде «Институт экономики города», попал к архитекторам недавно, неожиданно и неофициально. Таким образом, архитектурное сообщество было полностью исключено из работы над Кодексом.

Алмазные диски тут!!!

Известно, что Российская академия архитектуры и строительных наук отнеслась к проекту Градостроительного кодекса резко отрицательно по двум причинам. Первая — ликвидация в Кодексе градостроительной деятельности как таковой, а сегодняшнее рассмотрение и ответы разработчиков на вопросы подтвердили, что градостроительная деятельность перестает существовать как форма профессии, к которой была приспособлена система контроля за нею и готовились, опираясь на опыт российского градостроительства, специалисты по этому направлению. Более того, что в проекте закона не указано, какой конкретно орган уполномочен отвечать за градостроительство и архитектуру. По мнению разработчиков, это недосмотр, по мнению архитекторов — серьезная ошибка.

И хотя разработчики Кодекса говорят, что у них были благие намерения — поднять градостроительство, сегодня создается впечатление, что оно, наоборот, опущено, и в споре между земельными отношениями и градостроительством окончательную победу одержали землеустроители. Если мы договоримся о том, что градостроительная деятельность все-таки существует, — а она существует и в Германии, и в Англии, и в других странах — в Кодексе это должно быть отражено.

Вторая причина неприятия проекта, которую подчеркнул А. Кудрявцев, — это уход государства от ответственности за то, что происходит в градостроительстве и на земле, и прежде всего это касается генеральной схемы расселения. Представляется, что об этом надо заявить достаточно откровенно и объяснить, зачем это надо Если это новая идеология или государственная политика, она должна быть разъяснена предельно четко. Из идеологии исходит и терминология закона — если это резкая смена координат, ее необходимо четко прописать, чтобы не было путаницы и половинчатости.

Президент РААСН напомнил: в действующем Градостроительном кодексе определено, что градостроительная деятельность ведется с учетом интересов граждан, общественных, государственных интересов, а также с учетом национальных, историко-культурных, экологических, природных особенностей территорий и поселений. В новом проекте все эти «с учетом» сняты. Почему? Это рассматривается как словесная труха или же Кодекс переориентирует все на развитие территорий, привлечение инвестиций и быструю работу земли, что становится приоритетом? Но тогда мы получим совершенно другую модель и градостроительства и городов.

Далее А. Кудрявцев подчеркнул, что генеральная схема расселения на территории Российской Федерации, которая прописана в действующем Градостроительном кодексе, где были обозначены цели федеральной политики и меры государственной поддержки, заменена на правовые акты территориального планирования, которые готовят уполномоченные органы — но какие? Более того, градостроительный проект заменяется на текст и карту, что вызывает у архитекторов естественную негативную реакцию.

Люди, занимающиеся строительным проектированием, понимают, что проект, карта и текст — это совершенно разные вещи. Новый Кодекс практически исключает процесс градостроительного проектирования, переводящий социальноэкономические процессы в техническое планирование. Трехмерность, а не характерная для карты двухмерность, должна имет свою законодательную поддержку тем более, что она подтверждена всей историей нашего государства. Отказ от нее выглядит более чем странно, поскольку Россия с 18 века живет в европейской модели, поскольку мы — часть Европы. Согласно европейской модели, градостроительство — это конструктивная междисциплинарная деятельность, конечный результат которой — развитие поселений и территорий в соответствии с интересами общества и государства. Но огромное государство, каковым является Россия, нельзя привести к мозаике 89 самоуправляемых субъектов, уж не говоря о том, что это скоро будет мозаика из тысяч муниципальных образований.

По мнению президента РААСН, в проекте огромными «ушами» вылезает североамериканская модель градостроительства основная цель которой — регулирование действий частного застройщика через ограничение землепользования без учета культурного наследия и влияния на него последствий частного строительства. Так, почему же принята североамериканская, а не европейская модель? Чем она более эффективна?

Если дальнейшее развитие наших городов пойдет по этой парадигме, мы будем иметь даун-тауны и «одноэтажную Америку» — и это в лучшем случае, потому что там хорошее качество строительства, развитая инфраструктура, построенное гражданское общество и двухсотлетний опыт демократического самоуправления. У нас такого нет, и на самом деле мы получим не североамериканскую модель города, а латиноамериканскую, других стран третьего мира. Это приведет к поляризации городов, разделит их на инвестиционно привлекательные и инвестиционно непривлекательные районы. В итоге в городах появятся хорошо развитые, красивые районы, которые в соответствии с российской традицией будут немедленно огорожены заборами, а другая зона будет трущобами, по сравнению с которыми «хрущобы» покажутся очень неплохим местом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *